Лето Серебренникова

Наконец-то посмотрел “Лето” Кирилла Серебренникова. Классный фильм, по которому дети в “прекрасной России будущего” будут проходить историю русского рока! Фильм о дружбе и творчестве питерских рокеров – БГ, Науменко, Цоя и многих других, кто стоял у основ рок-клуба, еще до того как он получил культ-статус в 84-85 году, в самом начале перестройки.

Мне тогда было 7 лет, я тогда слушал миллион алых роз, траву у дома и прочую пургу, которую заказывали граждане у Юрия Николаева каждую субботу в 10 утра по “Утренней почте”. Для меня “Лето” ценно именно тем, что дает мне возможность посмотреть на те события, которые, к сожалению, прошли тогда мимо меня.

Именно так как показано в фильме, я и представлял себе питерский рок-клуб в самом его начале – интеллигентные питерские парни, воюющие с системой из комсомольцев и КГБшников, блюдящих чтобы молодежь на концерте (да и в жизни тоже) сидела на попе ровно. Неспроста Серебренников сделал КГБшника, перед которым пресмыкаются все сотрудники рок-клуба, похожим на президента пыню.

Науменко и БГ берут Цоя в свою команду и всячески поддерживают его, понимая, что чем больше у них таких голосов, тем меньше шансов, что их “закроют”. А причин закрыть каждого из музыкантов более чем предостаточно – слушают запрещенку, косят армию, получают черный нал на квартирниках.

Серебренников сделал главным героем фильма Наталью Науменко, наверное из благодарности, что она единственная без приукрасов рассказала ему реальную историю о “Зоопарке” и “Кино”. Другие еще живые участники событий – БГ, Рыбин, Тропилло, Вишня – все так или иначе имели зуб на Цоя/Науменко и нарисовали картину событий в совсем другом свете (а может даже получили от министра Мединского ЦУ, как надобно представить Цоя в текущем политическом контенте).

И хотя весь сюжет завязан на отношениях Натальи с Майком и Виктором, я не нахожу в фильме никакого любовного треугольника. Если Наталья даже и клеилась к Цою, то это был всего лишь флирт, как она сама говорит: “Держались за ручки и целовались”. А сам Цой просто не запал на Наталью, что ясно из сцены поцелуя, которую Серебренников вырезал и поставил отдельно в конец фильма.

Немного разочаровал финал, а именно последняя его песня – “На кухне”. Последними кадрами с “Перемен” Соловьев сделал Ассу бессмертной, гимном поколения. Понимаю, что Серебренников был ограничен треками с “45”, но для финального аккорда можно было взять что-то например с “Начальника Камчатки”, который вышел двумя годами позже и где уже тот настоящий электрический звук “Кино”.

Несмотря на нехитовый ч/б формат – супер-супер-фильм! Всем смотреть!!!